s3.amazonaws.com/porn-video/gay-guy-porn-pics

История кантри музыки

(по материалам журнала «Classic Rock»)

Кантри музыке и рок-н-роллу всегда было непросто уживаться вместе, еще со времен выступления Элвиса Пресли. В своих песнях он сочетал народную музыку с ритм-энд-блюзом, чем несказанно оскорблял пуристов от кантри. Когда же рокабилли и рок-н-ролл стали явлением национального, а затем и международного масштаба, противостояние лишь усилилось. Те, кто не являлся жителями южных американских штатов, полагали, что кантри-музыка олицетворяет собой политический консерватизм и что играют ее расисты и белые мужланы. А любители кантри, со своей стороны, считали рок-н-ролльщиков декадентами, длинноволосыми битниками и наверняка коммунистами, угрожавшими всем благопристойным жителям Америки.


Кантри видео

На связи Евгений Дайнеко, я расскажу вам о кантри в данном видео
Скачать



Как бы то ни было, кантри-музыка всегда была частью рок-н-ролла. Первая группа синглов, записанных Элвисом для лейбла Sun, в равной степени включала в себя блюз и кантри: «That’s All Right Mama», «Blue Moon Of Kentucky», «Milkow Blues Boogie», «Baby Let’s Play House», «Mystery Train». Послушайте двойной релиз «Sunrise», на котором собраны самые значимые из записей, сделанных Пресли на лейбле Sun, и вы поймете, насколько близок был ранний рок к кантри. В те дни Пресли считался кантри-певцом. Он играл на кантри-фестивалях и выступал на таких кантри-шоу, как «...Opry», «The Midnight Jamboree» и «The Louisiana Hayride», а в 1955 «Country Music Disc Jockey’s Louisiana» наградили его как самого многообещающего молодого музыканта.


Человеком, открывшим миру Пресли, был Сэм Филлипс. Впоследствии его записывающая компания Sun в Мемфисе стала инкубатором для целого ряда исполнителей рокабилли. Первый мощный хит рок-эры, сочетающий в себе оба стиля, записал Карл Перкинс. Его песня «Blue Suede Shoes» атаковала все ритм-энд-блюзовые, попсовые и кантри-чарты. Вслед за ней он выдал целый ряд классических рокабилли вроде «Honey Don’t», «Everybody’s Trying To Be My Baby», «Matchbox», «Lend Me Your Comb». Не менее известен и Джерри Ли Льюис, пылкий пианист, аккомпанировавший Перкинсу в «Matchbox», который тоже стал рок-н-ролльщиком и выпустил классические хиты «Whole Lotta Shakin’ Coin’ On», «Great Balls Of Fire», «Breathless» M «Real Wild Child». Остальные музыканты, такие как Рой Орбисон и Джонни Кэш, смешивали свои собственные уникальные коктейли из попсы, кантри и рокабилли.
Не замедлили появиться и другие приверженцы смешения стилей. Вот что написано в автобиографии Чака Берри о его дебютном сингле, очень популярном в Америке хите «Maybellene»: «Это моя попытка спеть кантри-вестерн, который мне всегда нравился». The Everly Brothers с их сладкозвучными гармониями и «нэшвильским саундом» были ориентированы более попсово. Эдди Кокрэн, Джин Винсент и Бадди Холли начинали как кантри-исполнители, однако потом революция, вдохновленная Элвисом и Карлом Пер-кинсом, подтолкнула их к рок-н-роллу.


Что касается Англии, большими поклонниками рокабилли были The Beatles. Пол Маккартни рассказывал, как он отрекомендовал Джону Леннону Джорджа Харрисона — как парня, умеющего играть «Raunchy» Билла Джастиса — один из первых рокабилли-хитов, выпущенных на лейбле Sun. В течение всей своей карьеры The Beatles с гордостью демонстрировали, какое влияние оказало на них рокабилли, и исполняли каверы на «Matchbox», «Everybody’s Trying To Be My Baby» и «Honey Don’t» Карла Перкинса. Иногда кантри-музыка ложилась и в основу их собственных песен — например, в «What Goes On» M «Run For Your Life» из их альбома «Rubber Soul» 1965 года. Однако наи6олее откровенный альбом был их кавер на «Act Naturally» Бака Оуэнса из альбома «Неlр».


Оуэне был представителем стиля бейкерсфилд-кантри, названным в честь калифорнийского города Бейкерсфилд, где он и сформировался. Стиль бейкерсфилд, являл собой кантри-музыку, подверженную влиянию рока — то есть исполняемую на электрических инструментах и под солидный бэк-бит. Все битлы были большими поклонниками Оуэнса с тех самых пор, как приобрели некоторые из его записей во время своих первых американских гастролей в 1964 году. А уже в 1968, на «White Album», Ринго безо всякого намека на иронию спел в стиле кантри свою собственную песню «Don’t Pass Me By».


Влияние кантри ощущается и в музыке Rolling Stones. Кейт Ричарде в детстве боготворил Роя Роджерса. В 1964 роллинги записали «I’m Movin’ On» Хэнка Сноу. Впоследствии Ричарде не раз говаривал: «Я всегда любил кантри-музыку. Для меня она — одна из главных составляющих того, что теперь называют рок-н-роллом». А когда он познакомился с одним из пионеров кантри-рока Гэмом Парсонсом, его интерес к кантри-музыке значительно возрос.

А меж тем в Америке, в Лос-Анджелесе, в начале 60-х набирал силу стиль блюграсс, представителями которого были такие группы, как The Dillards и The Kentucky Colonels. В состав последних входил Кларенс Уайт, впоследствии ставший лидер-гитаристом The Berds. На этой сцене подвизались и будущие рокеры вроде Джерри Гарсиа (позднее игравший в The Grateful Dead), Крис Хиллман (The Berds) и Берни Лидон (The Eagles).

После того как в 1965 Хиллман присоединился к The Berds его увлечение кантри и блюграссом поостыло, и он стал тяготеть к фолк-року, благодаря чему у его группы появился мощный хит -кавер на «Tambourine Man» Боба Дилана. Однако он не противился влиянию кантри на их саунд и даже предложил сделать кавер на кантри-композицию «Satisfied Mind» для их второго альбома «Turn, Turn, Turn». В 1966 Крис Хиллман написал свои первые песни для The Berds — «Time Between» и «The Girl With No Name» — и пригласил в команду Кларенса Уайта, с которым The Berds впервые обрели отчетливый кантри-саунд.
Оригинальный участник The Berds Джин Кларк, покинувший группу в 1966, произвел на свет один из лучших образчиков раннего кантри-рока в виде своего первого сольного альбома «Gene Qark With The Gosdin Brothers». На этом альбоме играли Кларенс Уайт и представители блюграсса Дуг Диллард из The Dillards и братья Берн и Рекс Госдины. Вместе с Дутом Диллардом Джин Кларк за¬писал еще два превосходных альбома. «The Fantastic Expedition Of Dillard And Clark» (1969) — еще один чудесный пример раннего кантри-рока. Но, несмотря на то, что в эти альбомы вошли едва ли не лучшие его песни, такие, как «She Darked The Sun» и «Train Leaves Here This Morning» (обе написаны будущим участником Eagles Берни Лидоном; вторая из них вышла и на дебютном альбоме The Eagles), они не добавили ему популярности. А The Dillards, меж тем, продолжали свой путь уже без Дуга и в 1968 записали довольно сильный альбом «Wheatstraw Suite» — этакий синтез блюграсса и рока.

В состав Buffalo Springfield, одной из самых значимых групп За¬падного Побережья, входил и бывший ударник Dillards Девью Мартин. Первый альбом этой группы, " Buffalo Springfield " (1967), содержал в себе намеки на кантри-рок, особенно в «Go And Say Goodbye» Стивена Стиллза. В третьем и последнем их альбоме, «Last Time Around» (1968), такие песни, как «Carefree Country Day» и «Kind Woman» — восхитительные картины солнечного калифорний¬ского блаженства — несли на себе отпечаток саунда, Западного Побережья, который и определил тогда непосредственное будущее кантри-рока.

Что касается Восточного Побережья, влияние кантри сказалось на фолковом саунде The Lovin’ Spoonful, особенно на их третьем альбоме «Hums Of The Lovin’ Spoonful», где были такие песни, как «Lovin’ You» M «Nashville Cats».

Вероятно, самым сильным импульсом для развития кантри-рока послужило возрождение интереса к так называемому roots-року, имевшее место в 1968 году. Произошло оно благодаря Бобу Дилану и его сотрудничеству с командой The Band. Дилан испытывал отвращение к психоделическому року — впоследствии он говорил: «В то время происходило много такого, чего я просто не понимал».

В1966, вместо того чтобы следовать тенденциям asid-рока, Дилан внезапно уехал в Нэшвилл и записал там мощный двойной альбом «Blonde On Blonde». Для этой записи он привлек лучших сессионных кантри-музыкантов, хотя кантри в его песнях практически не наблюдалось. Отправиться в Нэшвилл Дилана убедил его продюсер Боб Джонсон — в качестве некоторого наказания за неудачные нью-йоркские сессии с The Hawks. Однако творчески активный Дилан решил выпалить сразу из всех револьверов. В результате альбом получился не похожим ни на что из того, что было до него и после. Сам Дилан заявил, что на этот раз ему лучше всего удалось передать то, что он слышал в своей голове.

Как оказалось, «Blonde On Blonde» обозначил для Дилана конец главы. Когда стала популярной психоделия, он вышел из игры. А после того как попал в аварию на мотоцикле в июле 1966, и вообще уединился на какое-то время. Поправившись, он вернулся в свою гастрольную команду The Hawks (которую вскоре переименовали в The Band, и они начали устраивать джемы в подвале дома, изве¬стного как «Big Pink», в Вудстоке, на севере штата Нью-Йорк.

Пленки, записанные на этих сессиях, разошлись по представите¬лям музыкальной индустрии, и те предложили другим группам материал для каверов. Большая часть песен ушла к представителям asid-попа и психоделического рока — например, «Mighty Quinn» спели Manfred Man, а «This Wheel’s On Fire» — Brian Auger & The Trinity с вокалисткой Джули Дрисколл. Их интерпретация была совер¬шенно противоположна тому, что задумывали Дилан и The Band, которые на своих сессиях исследовали саунд старой тугрики — блюз, кантри, хиллбилли, фолк, матросские песни и аппалачские танцы. Как написал Грейл Маркус в аннотациях к альбому Дилана «The Basement Tapes» (1975), «они возрождали дух времени, в некотором роде классику».

Поскольку «The Basement Tapes» официально не был издан до середины 70-х, исходным заявлением о так называемом «возвращении к корням» стал «John Wesley Harding», первый официаль¬ный альбом Дилана после «Blode On Blode». Как и его предшественник, он был записан в Нэшвилле, но на этот раз рамки были более узкими, состав музыкантов — ограниченным, а аранжировки — более лаконичными. Выпущенный в январе 1968, он официально возглавил направление roots-рока. Финальный трек пластинки, «I’ll Be Your Baby Tonight», стал первой полноценной кантри-песней Дилана — педальная стальная гитара и все прочие необходимые атрибуты.

Свой следующий удар The Band нанесли в августе 1968, выпустив «Music From Big Pink», альбом, основанный непосредственно на джемах, сыгранных в знаменитом подвале в 1967. Этот восхитительный релиз — настоящая антология американской музыки, куда вошел и кантри-рок в лице «The Weight». Влияние, оказанное альбмом на рок-сообщество, было огромным. Самые известные музы¬канты, такие, как The Beatles и The Rolling Stones, были вынуждены произвести переоценку своего творчества. Эрика Клэптона этот альбом вдохновил на то, чтобы распустить Cream, поскольку его психоделический блюз внезапно стал казаться ему неорганичным. Все остальные значимые альбомы, выпущенные сразу же вслед за «...Big Pink», несли на себе его явственную печать: в битловском «White Album» содержались намеки на кантри и вестерн — как в виде пародии («Rocky Raccoon»), так и совершенно искренние («Don’t Let Me Down»); «Beggars Banquet» The Rolling Stones тоже был пронизан этим ДУХОМ.

Пластинка The Byrds «Sweetheart Of The Rodeo», вы¬пущенная в августе 1968, была названа первым чистокровным кантри-рок-альбомом, и, конечно же, ее влияние оказалось более продолжительным. В документальном телесериале «Dancing In The Street» Роджер Макгуинн из The Byrds пояснял: «Мы знали, что влияние кантри сказывается и на поп-музыке, поскольку слышали „Act Naturally“ The Beatles, и я написал „Mr Spaceman“ с еще большим уклоном в сторону кантри. Вот так мы начали двигаться в этом направлении. Мы решили записать альбом в Нэшвилле и наняли себе в помощь несколько кантри-музыкантов».

Что интересно в этой реплике — так это то, что Макгуинн «забыл» упомянуть Грэма Парсонса. Парсонс был выходцем с юга. На фолк-сцене его можно было наблюдать с начала 60-х вместе с The Shilos, В 1965 он присоединился к The International Submarine Band и под влиянием гитариста этой группы Джона Ньюэса снова заинтересовался кантри-музыкой.

На творчество The International Submarine Band повлияло то кантри, что было родом из Бейкерсфилда, Калифорния. Исполняли его такие музыканты, как Мерл Хагтард и Бак Оуэне. Сочетая бейкерсфилдский подход с более рок-н-ролльным, The International Submarine Band принялись развивать свой кантри-рок-саунд, на¬шедший отражение в их первом и единственном альбоме «Safe At Home», выпущенном в 1967. Впоследствии Парсонс сказал, что ’’ Safe At Home «, «возможно, был лучшим альбомом из тех, что я за-». Продавался он плохо, но Парсонса это не остановило. Следующая группа, в которой он играл, оказалась более значимой.

У The Byrds была сложная история. В середине 60-х они расстались с одним из основных своих сочинителей — Джином Кларком, а через пару лет и с другим — Дэвидом Кросби. К 1968 в The Byrds осталось только два участника, а близилось неминуемое турне, и им отчаянно нужна была свежая кровь. Крис Хиллман вспомнил о Грэме Парсонсе, с которым он несколькими месяцами раньше совершенно случайно познакомился в очереди в банке.


А Роджер Магуинн в то время как раз задумал амбициозный двойной концептуальный альбом, в котором прослеживалась бы история американской музыки. Начать он планировал с аппалачского стиля, следом — перейти к современному кантри, потом — к электронной музыке, а закончить — взглядом на музыку будущего. Однако Грэму Парсонсу нравилась только кантри-музыка, и при поддержке Криса Хиллмана он взял в группе власть в свои руки и направил ее в новое русло, отбросив в сторону концепцию Макгуинна.


Через несколько недель команда уже записывала в Нэшвилле свой следующий альбом — «Sweetheart Of The Rodeo».


Записав альбом, The Byrds отправились в турне и, в частности, посетили Лондон. Там они познакомились с The Rolling Stones, и Грэм Парсонс близко сдружился с Кейтом Ричардсом. Именно под его влиянием Парсонсу пришла в голову идея дать концерты в Южной Африке — Ричарде рассказал ему, что многие музыканты бойкотируют режим апартеида. В последний момент Парсонс пе¬редумал ехать в ЮАР. Кроме того, он ушел из группы, в которой едва пробыл пять месяцев.
Вскоре после этого вышел "Sweetheart Of The Rodeo«- некоторые из песен Парсонса и пара его вокальных партий были заменены песнями и партиями Роджера Магуинна. Вышло так, что этот альбом стал для The Byrds самым плохо продаваемым. Несмотря на высокую оценку критиков, ему не удалось спровоцировать революцию в кантри-роке.


В конце концов эту революцию вдохновил «Nashville Skyline» Боба Дилана, выпущенный в мае 1969. Это была его третья пластинка, записанная в Нэшвилле, — на сей раз всецело базирующаяся на кантри. Начинается она ни много ни мало с дуэта с Джонни Кэшем. Кроме того, в альбом вошел самый популярный хит-сингл Дилана «Lay Lady Lay».


Этот релиз разочаровал многих критиков и поклонников Дилана ввиду своей лаконичности (его длительность — менее тридцати минут) и незамысловатых текстов. Они решили было, что их мессия, так много сделавший в 60-х для того, чтобы продвинуть рок-музыку, шагнул назад.. Но благодаря тому уважению, которым он поль¬зовался, альбом был воспринят как серьезное заявление об устремлениях одного из настоящих пионеров рока. Кое-кто усмотрел в этой новой простоте скрытый смысл, другие восприняли ее как развитие направления roots-рока.


Схожим получился и второй альбом The Band, который вышел в 1969, но позднее. Назывался он просто — «The Band». Коричневатое фото на обложке пластинки выглядело так, как будто оно снято в 19 веке. Что касается песен, релиз базировался на всех с народной американской музыки, которые The Band исследовали в подвале «Big Pink». Этот нестареющий альбом упрочил их положение на рок-сцене. Имея в своем активе такие великолепные песни, как «The Night They Drove Old Dixie Down» и «Up On Cripple Greek», они продолжали разрабатывать мифологию Юга и следовать своим самобытным, неповторимым путем.


С легкой руки Дилана и под влиянием творчества The Band кантри-рок начал набирать обороты.
Распрощавшись с The Byrds, Грэм Парсонс объединил усилия с Крисом: Хиллманом (мандолина), Крисом Этриджем (бас) и Питом Клейноу (педальная стальная гитара). Так родились The Flying Burrito Brothers. По его словам, его новая команда должна была отображать «всю американскую музыку» и сочетать соул, ритм-энд-блюз, рок-н-ролл и кантри. The Burritos хотели привнести в рок-н-ролл эмоциональность кантри. Все это нашло выражение на обложке их дебютного альбома «The Gilded Palace»: расшитые наряды музыкантов, на заднем фоне — группиз... Этакая нэшвилльская версия The Rolling Stones.


Выпущенный в 1969, этот альбом стал чем-то вроде указательного столба на пути развития кантри-рока. Такие песни, как Wheels" и «My Uncle», базируются на контркультурной тематике (мотоциклы и уклонение от службы в армии), а в «Hippie Boy» нашла выра¬жение розовая мечта Парсонса — поселить вместе хиппи и рок-н-роллыциков и веселиться, наблюдая за тем, как они пытаются сосуществовать. Критики приняли альбом на ура, но продавался он плохо. The Flying Burrito Brothers столкнулись с извечной проблемой кантри-рока: радиостанции, на которых крутили кантри, сочли, что в нем слишком много от рока, а рок-радиостакции — что слишком много кантри.


The Burritos запоздало ввели в состав ударника Майкла Кларка (экс-Byrds) и организовали целую серию рок-н-ролльных кутежей, где музыке отводилось далеко не самое главное место. Если верить зрителям, на сцене группа выглядела довольно нелепо: они не то что не оправдывали тех ожиданий, которые возникли благодаря альбому, но и частенько не попадали в ноты.

В конце 1969 the Rolling Stones приехали в Лос-Анджелес и поселились в доме Стивена Стиллза неподалеку от Лорел Каньон. Парсонс стал у них одним из самых частых гостей. Его дружба с Кейтом Ричардсом повлияла на творчество их обоих. Кейт как-то сыграл Парсонсу сырую версию «Honky Tonk Women», а Грэм переиграл ее в стиле кантри — такой она и вышла под названием «Country Honk» на альбоме The Stones «Let It Bleed». Ричардc гово¬рил, что все, что он знает о кантри-музыке, он узнал от Парсонса: «Мы с ним часами сидели за роялем, подбирали аккорды, доводили до ума какие-то музыкальные фрагменты, и он показывал мне, насколько по-разному сыграли бы одно и то же в Нэшвилле и Бейкерсфилде». Парсонс подчеркивал, что влияние было двусторонним: «Они хотели поглубже вникнуть в то, чем занимался я, а я — в то, что играли они».


Когда The Flying Brothers решили приступить к записи своего второго альбома «Burrito Deluxe» (который вышел в апреле 1970), Криса Этриджа сменил Верни Лидон. Все то время, пока Грэм общался со 8(:опе5, он не уделял практически никакого внимания своей собственной музыке, поэтому, когда дело дошло до записи, оказалось, что у них нет нового материала. В результате эта пластинка получился хуже, чем предыдущая, хотя «Cody Cody» демонстрирует некоторую изысканность Парсонса.


Но самым выдающимся треком альбома стала новая песня Джаггера и Ричардса, которая называлась Wild Horses«, Ричарде послал Парсонсу демо-версию, записанную роллингами в Алаба¬ме, на гастролях, и попросил его порекомендовать какого-нибудь гитариста, который мог сыграть бы в этой песне на педальной стальной гитаре. Парсонс испросил разрешения записать эту песню самому и с благословения роллингов выпустил ее годом раньше, чем они сами. (У Stones она вышла на альбоме «Sticky Fingers», куда вошла и еще одна классическая кантри-вещица «Dead Flowers».) Впоследствии Парсонс создал из этого эпизода целую легенду, заявив, что Stones написали песню " Wild Horses " специально для него. Правда это, или нет, но " Wild Horses «, конечно же, оказалась их самым удачным экспериментом с кантри-музыкой. Как сказал о ней сам Грэм, «Это песня, которая никогда не надоедает».


После того как Парсонс, разъезжая на мотоцикле, попал в аварию, он стал меньше интересоваться делами The Flying Burrito Brothers, и больше — наркотиками. В ходе ряда неудачных концертов в 1970 году ситуация достигла кульминации, и после особенно провального выступления Крис Хиллман выгнал его из группы.

The Flying Burrito Brothers продолжили свой путь без Парсонса. Эта довольно уравновешенная кантри-рок-группа просуществовала аж до конца 90-х. А Парсонс подсел на героин и снова при¬соединился к Stones на юге Франции, когда те записывали свой эпохальный двойник «Exile On Main Street». Он активно участвовал в кутежах, вдохновил роллингов на создание кантри-рок-гимна «Sweet Virginia» и спел на их альбоме несколько вокальных партий.
А тем временем в Америке кантри-роком увлеклись The Grateful Dead — после того как услышали дилановский «Nashville Skyline». Их гитарист Джерри Гарсиа в начале 60-х играл блюграсс, и в 1969 кантри стало проникать в легендарные концертные выступления Dead. Их отношение к своим кантри-корням стало более понятным в 1970, когда они выпустили два студийных альбома, насквозь пронизанные духом старого доброго американского фолка и кантри, -"Workingman’s Dead" и «American Beauty». Такие песни, как «Uncle John’s Band, написаны явно под влиянием вокальных гармоний Crosby Stills and Nash, a «Dire Wolf» — это вообще кантри-рок чистой воды, в котором Гарсиа, к тому же, дебютировал на педальной стальной гитаре.


После выхода этих двух альбомов Гарсиа, басист Grateful Dead Фил Леш и ударник Мики Харт увлеклись проектом The New Riders Of The Purple Sage, который позволял им полностью отдаваться кантри и вестерну, в то время как в The Grateful Dead они вернулись к своим пространным кислотным джемам. Впоследствии Гарсиа играл на банджо в еще одной блюграссовой команде Old And In The Way, которая в 1973 выпустила свой единственный одноименный живой альбом, куда вошел превосходный кавер на «Wild Horses».


Вначале 70-х на Западном Побережье Америки, во многом под влиянием кантри, зародился новый стиль — софт-рок. Для него были характерны гармоничный вокал, педальные стальные гитары и специфический бэк-бит. Известность новому стилю принесла группа Poco, сформированная бывшими участниками Buffalo Springfield Ричи Ферзем (вокал и гитара) и басистом Джимом Мессина; на педальной стальной гитаре у них был Расти Янг.


Первый альбом Росо, «Picking’ Up The Pieces» (1969), являл собой образчик калифорнийского кантри-рока. Второй их альбом, «Росо», включал в себя инструментал «E1 Tonto De Nadie», в котором Янг показал себя с самой лучшей стороны. На смену Джиму Мессина пришел Пол Коттон, и они записали «From The Inside» и «A Good Feeling’ To Know», куда вошли лучшие песни Ферэя. А самый замечательный альбом Росо — это, на мой взгляд, «Crazy Eyes».


Разочарованный отсутствием большого успеха, Ферэй покинул группу и присоединился к Джею Ди Саутеру и Крису Хиллману в The Souther Hillman Furay Band. Несмотря на то что The Souther Hillman Furay Band были задуманы монстром музыкальной индустрии Дэвидом Гефееном как кантри-рок-супергруппа, они не смогли оправдать его ожиданий ни в одном их двух своих альбомов — ни в одноименном дебюте, ни в «Trouble In Paradise».


The Souther Hillman Furay Band, вне всякого сомнения, были попыткой превзойти успех Crosby, Stills, Nash & (иногда) Young, которых считали супергруппой того времени. Второй альбом CS and N, «Deja vu», был оформлен в тех же коричневатых тонах, что и второй альбом The Band, а такие песни, как «Country Girl», «Everybody I Love You» и «Teach The Children», несли на себе явную печать кантри. Последнюю из них отличают крутые пассажи педальной стальной гитары Джерри Гарсиа.


А в сольных альбомах Нейла Янга «After The Gold Rush» и «Harvest» ярко выраженную кантри-окраску имели такие песни, как «Out On The Weekend» и «Old Man». Но, с другой стороны, его песня «Southern Man» была нацеленным ударом по музыкальной культуре Юга.


В 1972 году Стивен Стиллз выпустил «Stephen Stills/Manassas», амбициозный двойной альбом, записанный вместе с группой, в состав которой входили Крис Хиллман и Эл Перкинс. От блюграсса и кантри они перешли к хард-року и латинской сальсе. В третьем их альбоме, «Down The Road», процент кантри упал до нуля, и, поскольку Стиллз сконцентрировался на других проектах, группа распалась.

Грэм Парсонс после The Flying Burrito Brothers сформировал The Fallen Angels, куда вошли музыканты из группы Элвиса Пресли, а также Рик Греч (который до этого был басистом и скрипачом у британских прогрессивщиков Family и у прототипов супер-рок-группы Blind Faith) и юная вокалистка по имени Эммилу Харрис. Между Парсонсом и Харрис с самого начала установилось магическое взаимопонимание, и он стал своего рода наставником для талантливой певицы.


Эта группа участвовала в записи первого сольного альбома Парсонса «GР», ознаменовавшего возвращение к той форме, которую он продемонстрировал в первом альбоме The Flying Burrito Brothers. Альбом охватывал широкий эмоциональный диапазон — от баллад в стиле «She» до таких треков, как «Big Mouth». Наиболее примечательными получились песни, исполненные дуэтом с Эммилу Харриса, — «We’ll Sweep Out The Ashes In The Morning» и «That’s All It Took». С музыкальной точки зрения «GР» вышел очень удачным, однако внимание публики все еще обходило Парсонса стороной.


В его следующем сольном альбоме «Grievous Angel», хотя и менее вдохновенном, чем «GР», был ряд превосходных моментов. Особенно пронзительными получились песни вроде «Return Of The Grievous Angel», в основу которой легло стихотворение, написанное, похоже, о самом Парсонсе и его непредсказуемом образе жизни. А такие каверы, как «Hearts On Fire» и «Love Hurts», обеспечили для Грэма и Эммилу отличную возможность продемонстрировать всю мощь их дуэта. Альбом заканчивался единственной совершенно новой песней Парсонса, пророческой «In My Hour Of Darkness».
Вскоре после завершения работы над «Grievous Angel», мучимый личными проблемами, связанными с разводом с женой, Парсонс решил отдохнуть с друзьями в своем самом любимом уголке зем¬ного шара — в калифорнийском заповеднике Джошуа Три. На второй же день приезда, после сильной затяжной попойки, он ушел в свой номер и вколол себе смертельную дозу морфина. Когда его нашли приятели, тело его уже было холодным. Все их попытки вернуть двадцатишестилетнего музыканта к жизни оказались напрасными. Инцидент приобрел скандальную окраску, после того как гастрольный менеджер Парсонса выкрал его тело, привез из Лос-Анджелеса обратно в Джошуа Три и сжег в соответствии с волей покойного.
И хотя при жизни Грэм Парсонс не был избалован успехом, после его смерти за ним прочно закрепилась репутация одного из пионеров кантри-рока, чье творчество повлияло на столь разных музыкантов, как The Eagles, Элвис Костелло и Бек.


Пока Парсонс работал над своими сольными альбомами, в Лос-Анджелесе возникла новая команда кантри-рокеров, пытавшихся добиться такого саунда, который превратил бы кантри-рок в явление глобального масштаба. Группа эта, названная The Eagles, впоследствии стала одной из самых популярных команд в истории рока.


Музыканты, сформировавшие ядро The Eagles, познакомились друг с другом, когда играли в команде Линды Ронштадт, которая пела кантри-рок в лос-анджелесской манере. Берии Лидона, Рэнди Мейснера, Гленна Фрея и Дона Хенли переманил от Линды Дэвид Геффен, легенда музыкальной индустрии, менеджер Crosby Stills Nash and Young. Он отправил их в Англию записывать альбом под руководством продюсера Глина Джонса.


В результате родилась чудесная дебютная пластинка «The Eagles», которая вышла в 1972 году и сразу же принесла им успех. Ингредиенты были превосходными:12-струнные акустические гитары, гармонии в стиле Crosby Stills Nash and Young, банджо, педальные стальные гитары и тексты, отображающие мечты хиппи Западного Побе¬режья. Такие песни, как «Take It Easy» и «Peaceful Easy Feeling», замечательно воссоздавали атмосферу солнечной Калифорнии, а «Witchy Woman» добавляла альбому глубины, привнося ощущение тайны.


Второй альбом Eagles, «Desperado», был задуман как концептуальный. Главным его героем стал рок-звезда — бунтарь и сорвиголова. Заглавный трек — одна из лучших и наиболее популярных баллад The Eagles, прекрасная ода одинокой душе отступника. Следующий их альбом, «On The Border», включал в себя «My Man», трибьют Берни Лидона Грэма Парсбнсу, и «James Dean», песню с более хардовым звучанием. В альбом номер четыре, «One Of These Nights», вошла одна из их лучших кантри-песен, «Lyin’ Eyes», и очередной мощный хит «Take It To The Limit».


Но несмотря на огромный успех, в конце 1975, в ходе турне из группы ушел Берни Лидон, которого сменил Джо Уолш. С уходом Лидона, к следующему своему альбому, записанному за восемь месяцев и выпущенному в конце 1976 года, Eagles во многом утратили свой кантри-саунд. Однако они не сильно от этого пострадали, поскольку «Hotel California» стал самым продаваемым из их альбомов и одним из самых популярных бестселлеров за всю историю рок-индустрии. Наконец-то The Eagles обрели достойный рок-саунд, примером которого могут служить такие песни, как напичканная тяжелыми риффами «Life In The Fast Lane». Тексты стали более мрачными — теперь их писал ударник Дон , Хенли. Песня " Hotel California " - это вообще классика всех времен, а ее финал — один из самых запоминающихся гитарных наигрышей.


На лос-анджелесской сцене кантри-рок развивался в более мягком направлении, однако новое поколение южных рокеров внесло свои коррективы. Одной из самых удачных и влиятельных американских команд в начале 70-х были The Allman Brothers Band. Они определили стиль, во многом ориентированный на блюз, но с намеком кантри и классическое южное звучание. Дуэйн Оллмэн был превосходным гитаристом. Его талантливый младший брат Грегг был замечательным вокалистом и клавишником. Кроме них, в состав входили еще один очень талантливый гитарист Дики Беттс, басист Берри Оукли и два ударника, Бутч Траке и Джеймо Джохансон, которые обеспечивали мощный синкопированный ритмичный драйв.

Два студийных альбома, «The Allman Brothers Band» и «Idlewid South», не пользовались особым успехом, но слава об этих парнях ползла все дальше и дальше, поскольку у них был очень плотный, прямо-таки изнуряющий гастрольный график. Вскоре за The Allman Brothers Band закрепилась репутация потрясающей концертной банды, устраивающей длинные, но восхитительные джемы с настолько безошибочными импровизациями, словно это были джазмены, играющие в стиле кантри/блюз/рок.


Летом 1970 года взаимное восхищение привело к тому, что Дуэйн Оллмэн джемовал вместе с Эриком Клэптоном на сессиях к альбому, который Клэптон записывал со своей новой группой Derek and The Dominoes. Дуэйн сыграл гитарные партии для нескольких композиций. Наиболее запоминающимся получился его основной рифф к «Layla» — выдающейся песне, давшей альбому свое название и ставшей его самым популярным треком.


Следующий год оказался для Allman Brothers кульминационным, так как они выпустили воистину великолепный живой альбом «The Allman Brothers Band At Fillmore East». Этот двойной винил продемонстрировал огромный талант, особенно заметный в грандиозных джемах и блестящих аранжировках.


Но за карьерным взлетом последовала трагедия: «Дуэйн Оллмэн, которому было всего 24 года, разбился на мотоцикле.


В 1972 альбом The Allman Brothers Band выпустили альбомом «East A Peach», куда вошли последние сессии. Их снова ждал успех, однако гибель духовного лидера выбила команду из колеи. В довершение всего на них обрушилась новая трагедия: год спустя разбился на мотоцикле Берри Оукли. Группу возглавил гитарист Дики Беттс. Он еще больше увлекся кантри, и в их следующем релизе, «Brothers And Sisters» (1973)довольно заметно прослеживались элементы хиллбилли. Это был их первый альбом, занявший в лидирующую позицию; он произвел на свет хит-сингл «Ramblin’ Man».


Но у славы была обратная сторонам Грегг Оллмэн э отдался рок-н-ролльному образу жизни, уехал в Калифорнию и женился на Шер — дважды. В 1бочего сцены Скутера Херинга арестовали за хранение наркотиков, и Грегг дал против него показании на суде, после чего остальные участники от него отвернулись, и группа распалась. Несмотря на клятвы а не воссоединяться, в 1978 они снова собрались вместе, но творческие высоты первых пяти альбомов оказались им уже не по плечу.


Еще одна южная кантри-рок-группа, тоже созданная братьями, называлась The Marshal Tucker Band. Тоя Калдуэлла научил играть на гитаре его отец, классический кантри-гитарист. Его брат Томми играл слэпом (между прочим, никаких Маршаллов ров в группе не было). Менеджер Allman группы Фил Вальден был так впечатлен их уникальным миксом кантри и рока, что в 1972 подписал их на Capricorn.


Их одноименный дебютный альбом пользовался ж популярностью; первый трек с этой пластинки «Take The Highway», постоянно крутили по радио. Потом они выпустили еще несколько сильных пластинок. Томми погиб в автокатастрофе, и группа никогда не смогла добиться былого успеха.


Чарли Дэниэлс был сессионным кантри-гитаристом и скрипачом. Он родился в 1936 и к началу 70-х стал опытным сессионным музыкантом, композитором и песенником. Но в 1970, выпуская свой дебютный сольный альбом, Дэниэлс обратил свой взор на южный рок. В этом релизе есть что-то от The Allman Brothers Band, на более плотной кантри-основе. Это замечательная пластинка настоящего скитальца, сюда вошли восхитительные вещи, как «Pope And The Dope» и «Thirty Nine Miles From Mobile» с ее затяжными гитарными проигрышами.


В 1972 Чарли сформировал The Charlie Daniels Band записал с ними свой второй альбом John, Grease And The Wolfman«. Но добиться успеха ему помог хит-сингл «Uneasy Rider» из выпущенного годом позже «Honey In The Rock». Следом вышел альбом «Fire On The Mountain», на котором промелькнул Дики Беттс, а еще одна замечательная пластинка под названием «Nightrider». Оба последних релиза представляли собой превосходный коктейль из блюза, кантри, блюграсса и рока, ставший собственным уникальным The Charlie Daniels Band.


В последствии Дэниэлс охладел к южному року и вернулся к своим корням — к кантри-музыке.
Следующий год оказался для Allman Brothers кульминационным, так как они выпустили воистину великолепный живой альбом «The Allman Brothers Band At Fillmore East». Этот двойной винил продемонстрировал их огромный талант, особенно заметный в грандиозных джемах и блестящих аранжировках.


Но за карьерным взлетом последовала трагедия: Дуэйн Оллмэн, которому было всего 24 года, разбился на мотоцикле.


В 1972 альбом The Allman Brothers Band выпустили альбом «Eat A Peach». Их снова ждал успех, однако гибель духовного лидера выбила команду из колеи. В довершение всего на них обрушилась новая трагедия: год спустя — разбился на мотоцикле Берри Оукли. Группу возглавил гитарист Дики Беттс. Он еще больше увлекся кантри, и в их следующем релизе, «Brothers And Sisters» (1973) довольно заметно прослеживались элементы хиллбилли. Это был их первый альбом, занявший в американском марте лидирующую позицию; он произвел на свет хит-сингл «Ramblin’ Man».


Но у славы была и обратная сторона. Грег Оллмэн всецело отдался рок-н-ролльному образу жизни, уехал в Калифорнию и женился на Шёр — дважды. В 1976 рабочего сцены Скутера Херинга, арестовали за хранение наркотиков, и Грегг дал против него показания на суде, после чего остальные участники от него отвернулись, и группа распалась. Несмотря на клятвы никогда не воссоединяться, в 1978 они снова собрались вместе, но творческие высоты первых пяти альбомов оказались им уже не по плечу.


Еще одна южная кантри-рок-группа, тоже созданная братьями, называлась The Marshall Tucker Band. Тоя Калдуэлла научил играть на гитаре его отец, классический кантри-гитарист. Его брат Томми играл на басу слэпом (между прочим, никаких Маршаллов и Такеров в группе не было). Менеджер Allman Brothers Фил Вальден был так впечатлен их уникальным миксом кантри и рока, что в 1972 подписал их на их одноименный дебютный альбом, который пользовался большой популярностью; первый трек с этой пластинки, «Take The Highway», постоянно крутили по радио. Потом они выпустили еще несколько сильных пластинок: «A New Life» и «Where We All Belong», а в 1977 году — хит-сингл «Heard It In A Love Song». Но и их настигла трагедия: в 1980 Томми Калдуэлл погиб в автокатастрофе, и группа никогда уже больше не смогла добиться былого успеха.


Чарли Дэниэлс был сессионным кантри-гитаристом и скрипачом. Он родился в 1936 и к началу 70-х стал опытным сессионным музыкантом, композитором и песенником. Чарли играл со многими кантри- фолк и рок-исполнителями, включая Flatt & Scruggs, Марти Роббинса, Ринго Старра, Леонарда Коэна и Боба Дилана. Но одну из его песен даже сделал кавер Элвис Пресли. Но в 1970, выпуская свой дебютный сольный альбом, Дэниэлс обратил свой взор на южный рок. В этом релизе есть что-то от The Allman Brothers Band, однако, на более плотной кантри-основе. Это замечательная пластинка настоящего скитальца, сюда вошли такие восхитительные вещи, как «Pope And The Dope» и «Thirty Nine Miles From Mobile» с ее затяжными гитарными проигрышами.


В 1972 Чарли сформировал The Charlie Daniels и записал с ними свой второй альбом «John, Grease And The Wolfman». Но добиться успеха ему помог хит-сингл «Uneasy Rider» из выпущенного годом позже «Honey In The Rock». Следом вышел альбом «Fire On The Mountain», на котором промелькнул Дики Беттс, а в 1975 — еще одна замечательная пластинка под названием «Nigtrider». Оба последних релиза представляли собой превосходный коктейль из блюза, кантри, блюграсса и рока, ставший собственным уникальным стилем The Charlie Daniels Band.

Впоследствии Дэниэлс охладел к южному року и вернулся к своим корням — к кантри-музыке.